Не только нефть и газ есть в Арктике, но даже астры и пальмочки

В мае-июне с.г. группа российских ученых на атомном ледоколе «Россия» совершила научную экспедицию в высокие арктические широты. Предварительный экспресс-анализ полученных геолого-геофизических данных позволяет утверждать, что российский внешний континентальный шельф за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны имеет непосредственную связь с материковой окраиной Сибири, а значит, экономическая зона нашего государства может (если полученные данные убедят Комиссию ООН по границам континентального шельфа) прирасти ни много ни мало на 1,2 млн. кв. км! Прогнозные ресурсы углеводородов на этой территории оцениваются учеными в 8-10 млрд. тонн условного топлива.

Наш собеседник – научный руководитель экспедиции, заместитель директора по науке ВНИИ Океангеология, доктор геолого-минералогических наук, заслуженный геолог, Почетный полярник России Виктор Поселов:

– Виктор Антонович, экспедиция «Арктика-2007» продолжалась 43 дня, в ней участвовало 65 ученых из нескольких научных институтов страны. Какие задачи решал столь внушительный «десант» ученых в Арктику?

– Одна из основных задач нашего института – это подготовка материалов по обоснованию внешних границ континентального шельфа России в Арктическом бассейне. Несмотря на то, что Россия всегда была лидером в освоении приполярных и полярных областей Земли, до сих пор границы российского сектора Арктического бассейна не имеют юридического статуса. Попытки его обрести уже предпринимались ранее. В 1997 г. наша страна ратифицировала «Конвенцию ООН по морскому праву 1982 г.», а в декабре 2001 г. направила Генеральному секретарю ООН представление по внешней границе российского континентального шельфа. Оно было подготовлено в соответствии с положениями Конвенции, четко определяющей критерии, позволяющие государствам претендовать на увеличение своей территории за пределами 200-мильной исключительной экономической зоны. В частности, такое право появляется, если континентальные окраины продолжаются в глубь моря или океана. Есть и другие критерии, связанные, к примеру, с мощностью осадочного чехла либо с проведением формульной линии на расстоянии 60 морских миль от подножья континентального склона, либо 100 морских миль от изобаты 2500 метров, и т.д.

При подготовке нашей заявки были четко выдержаны все требования, и в 2002 г. специально созданная Комиссия ООН по границам континентального шельфа рассмотрела документы, которые представляли собой объемистый труд, включавший результаты скрупулезных научных исследований.

Поскольку это была первая в мире заявка такого рода, ее появление было неоднозначно воспринято Мировым сообществом. Против нее категорически возражали некоторые страны. В частности, США заявили вербальные ноты, мотивируя свои претензии тем, что уровень изученности арктического шельфа не очень высокий, поэтому, дескать, сейчас обосновывать границы и делить этот бассейн рановато. Дескать, давайте мы подождем, когда все приарктические государства достигнут той степени изученности Арктического бассейна, которой достигла Россия.

Но наша страна уже 40 лет занимается изучением Арктики, вложила в это колоссальные средства – и все это, получается, надо выбросить, начинать с чистого листа и еще десятки лет продолжать исследования… А за это время наши материалы будут устаревать. Конечно, с таким подходом мы согласиться не могли.

Ключевую роль в подготовке заявки 2001 г. играл наш институт ВНИИОкеангеология Министерства природных ресурсов РФ, привлекались также специалисты из Министерства обороны. Заявка включала обоснование внешних границ континентального шельфа России в Северном Ледовитом океане и базировалась на концепции, что крупнейшие глубоководные поднятия дна Амеразийского суббассейна – хребет Ломоносова и поднятие Менделеева – имеют континентальный тип коры и являются естественными продолжениями континентальной окраины Сибири.

В Комиссию ООН по границам континентального шельфа были приглашены эксперты из разных стран, они рассмотрели все представленные нами геофизические, геологические и батиметрические материалы, проверили все обоснования и дали свои рекомендации. Они касались, в основном, Арктического бассейна, поскольку здесь Россия претендует на расширенный континентальный шельф площадью 1,2 млн. кв. км. Это огромная площадь за пределами 200-мильной экономической зоны, включающая части Евразийского и Амеразийского суббассейнов Северного Ледовитого океана.

Комиссия ООН сделала следующее заключение: российская концепция, базирующаяся на континентальной природе глубоководных поднятий Амеразийского суббассейна, является лишь одной из существующих точек зрения на их природу. У Мирового сообщества есть и другие точки зрения, в частности, что эти поднятия могут рассматриваться как океанические либо как континентальные, но не имеющие структурной связи с материком. А если это так, то они выпадают из-под юрисдикции прибрежных государств и являются достоянием Мирового сообщества, то есть доступны всем. Поэтому Комиссия ООН потребовала от России представить дополнительные экспериментальные данные, которые бы подтвердили континентальную природу глубоководных поднятий Амеразийского суббассейна и их структурную связь с континентальной окраиной Сибири, что будет свидетельствовать об их естественном продолжении с материка.

Кроме того, комиссия ООН потребовала представить непротиворечивую к экспериментальным данным модель эволюции Арктического бассейна.

Поэтому в 2005 г. ВНИИОкеангеологией была предпринята первая экспедиция, в ходе которой изучалась зона сопряжения поднятия Менделеева с прилегающим шельфом Восточно-Сибирского и Чукотского морей и геологическая природа самого поднятия. Полученные данные уже обработаны, сейчас мы готовим материалы для представления в Комиссию ООН. Следующий вопрос, который надо было решить, касался хребта Ломоносова. Мировым научным сообществом признано, что он имеет континентальную природу. Но есть две основных точки зрения по поводу эволюции этого хребта. Одна из них предполагает, что хребет Ломоносова отодвигался от Баренцево-Карской окраины, скользя своим присибирским флангом вдоль трансформного разлома, который изолирует хребет Ломоносова от материковой окраины Сибири.

Другая точка зрения, которой придерживаются многие ученые нашего института, гласит, что хребет Ломоносова не скользил своим флангом вдоль Сибирского шельфа, а, вместе со всей Северо-Американской литосферной плитой, поворачивался, как створка веера, относительно центра вращения, расположенного чуть южнее побережья моря Лаптевых (в пользу этой концепции свидетельствуют, например, данные о распределении эпицентров сильных землетрясений в Арктико-Азиатском сейсмическом поясе). В результате, смещения присибирской части хребта Ломоносова относительно Сибирского шельфа как такового не было, хребет структурно не отделен от материка и, соответственно, является фрагментом его континентальной окраины. Вот для проверки этой гипотезы в 2007 г. была предпринята вторая экспедиция. Мы ставили следующие задачи:

  • изучить глубинную структуру земной коры хребта Ломоносова;
  • получить данные для создания модели земной коры в зоне сопряжения хребта Ломоносова с шельфами морей Лаптевых и Восточно-Сибирского;
  • получить необходимые материалы для создания геодинамической модели Амеразийского суббассейна и Арктического бассейна в целом.

С этими задачами экспедиция успешно справилась.

– Это глубоководные работы, да к тому же в условиях сложной ледовой обстановки. Расскажите, пожалуйста, какие методы исследований применялись?

– Это был целый комплекс геолого-геофизических исследований. В него входили:

  • глубинные сейсмические зондирования, позволяющие изучить земную кору на всю ее мощность;
  • зондирования методом отраженных волн, которые дают информацию о структуре осадочного чехла, что тоже было очень важно;
  • геологический отбор проб донных отложений, который позволяет определить природу и возраст осадков для понимания хода эволюции хребта Ломоносова и бассейна в целом;
  • высокоразрешающее сейсмопрофилирование глубоководной части Арктического бассейна, включающее фото- и телесъемку донной поверхности.

Обычно в экспедициях мы поднимаем донно-каменный материал разного возраста – от древних пород до современных отложений. Когда мы поднимаем донно-каменный материал возрастом в миллиард или сотни миллионов лет, то очень важно знать, имеет ли он местное происхождение. Если такой древний материал залегает в донных осадках в результате разрушения местных коренных пород, то это свидетельствует о континентальной природе исследуемой геоструктуры.

Западные оппоненты нам говорят, что такой материал может быть не местным, а являться результатом ледового разноса – когда лед отрывается от береговых пляжей, к нему припаивается каменный материал, дальше этот лед где-то тает, а каменный материал осыпается на дно.

Для того чтобы определить, имеется ли на дне такой осыпавшийся каменный материал, мы создали специальный телефотокомплекс и отработали с ним в условиях дрейфующего льда. Получено 14 часов видеозаписей донной поверхности. Что же мы увидели? На одних снимках есть выходы коренных пород – древних осадочных отложений, на других – выходы базальтовой лавы, представляющие собой обычный результат вулканической деятельности. Но, в целом – дно чистое, следов ледового разноса нет, т.е. не обнаружено донно-каменного материала, который был бы разбросан хаотично, без привязки к резким формам рельефа дна. Все это позволяет нам сделать вывод о том, что отобранный на поднятиях Амеразийского суббассейна донно-каменный материал имеет местное происхождение – он здесь зародился, разрушился и переотложился.

Надо сказать, что такие высокоэффективные методы исследований, как телефотопрофилирование и высокоразрешающее сейсмопрофилирование, в глубоководных и ледовых условиях Арктического океана опробовались впервые.

Не менее важным инструментом исследований являлись и аэрогеофизические наблюдения. На самолете ИЛ-18, базировавшемся в Тикси, была установлена специальная аппаратура – аэромагнитометры и аэрогравиметры. С этой аппаратурой на борту самолет осуществлял аэрогеофизическую съемку в полосе геотраверса, протяженность которого составила 600 км – от 78 градуса с.ш. до 84 градуса с.ш. Мы получили материалы для составления карт аномального магнитного и гравитационного полей, которые позволят судить о глубинной структуре зоны сочленения хребта Ломоносова с шельфом. Гравимагнитные измерения в комплексе с сейсмическими наблюдениями дали комплексную характеристику всего разреза земной коры по данному району. Надо сказать, что океаническая кора как правило имеет мощность 9-12 км, а континентальная кора – свыше 25 км. И когда есть информация о мощности коры, то можно уже предполагать ее тип. Структура континентальной и океанической коры также различна. Поэтому, если мы получаем данные, подтверждающие наличие мощной коры, например, на поднятии Менделеева, то вправе говорить о том, что она континентальная. Но наши оппоненты говорят, что есть примеры и мощной океанической коры – например, в Исландии, где она составляет 30 км. Но там имеет место вулканическая постройка, плюмная тектоника, совершенно другая структура и геодинамика. И мы не отрицаем, что в Исландии кора океаническая.

В ходе экспедиции 2005 г. мы установили, что тектонического разрыва между континентом и поднятием Менделеева нет. Через зону сочленения мы непрерывно проследили континентальные признаки коры и можем с уверенностью заявлять, что природа коры поднятия Менделеева – континентальная, а не океаническая.

С хребтом Ломоносова – то же самое. Но здесь немного попроще, в том смысле, что не надо доказывать его континентальную природу – это все признают. Таким образом, нам нужно только доказать, что хребет Ломоносова имеет структурную связь с континентальной окраиной Сибири.

Подводя итог, скажу, что хребет Ломоносова имеет блоковое строение (5-6 блоков), причем все они имеют континентальную природу, но при этом отличаются по своей структуре, мощности кристаллической коры и мощности осадочного чехла. И хотя между блоками имеются тектонические нарушенные зоны, хребет Ломоносова – это единая геоструктура, протягивающаяся от Евразии до Канадского архипелага.

Сейчас материалы экспедиции обрабатываются, это довольно-таки длительный процесс. Но по предварительным данным, наша концепция структурной связи хребта Ломоносова с прилегающим шельфом подтверждается. Соответственно, подтверждается и концепция, которой мы руководствовались при подготовке первичной заявки.

Все полученные в ходе экспедиции материалы будут подготовлены и представлены в комиссию ООН. Однако у нас остается еще одна нерешенная проблема – это батиметрические данные, то есть рельеф дна. Комиссия ООН в своих рекомендациях потребовала, чтобы мы представили материалы прямого наблюдения рельефа дна Арктического бассейна по серии непрерывных профилей. А у нас есть данные только площадной гидрографической съемки, то есть материалы точечных наблюдений, более или менее регулярно покрывающих площадь Арктического бассейна, что не совсем устраивает Комиссию. Следовательно, надо проводить дополнительные наблюдения, что даст возможность получить новые данные для предъявления в комиссию ООН. Окончательную заявку по расширенному континентальному шельфу России в Арктическом бассейне мы должны подать в начале 2010 г.

– Если выводы, сделанные в ходе экспедиции, будут признаны, Россия сможет установить новые территориальные границы в Арктике?

– В общем, да. Хотя Комиссия ООН сама никаких решений не принимает, она просто сообщает в ООН, что материалы, представленные таким-то государством, полностью соответствуют требованиям Конвенции. Это уже дает право государству установить новую экономическую границу, предварительно согласовав ее со всеми приарктическими государствами. Если такое согласие будет получено, Комиссия ООН даст добро на установление границы.

Однако Конвенцией предусмотрены и ограничения. Мы имеем право распространять свою юрисдикцию от наших береговых (исходных) линий на расстояние не более 350 морских миль либо на расстояние 100 морских миль от изобаты 2500 м нашего континентального склона, и все эти ограничительные линии заканчиваются в районе Северного полюса. Существует предложение обозначить вокруг Северного полюса 60-мильную зону и считать ее достоянием Мирового сообщества. Но пока этот вопрос не решен. Так что раздел Арктического бассейна на экономические зоны прибрежных государств еще предстоит.

– Виктор Антонович, поскольку научные исследования проводились на большой глубине в Северном Ледовитом океане, интересно узнать, есть ли там жизнь?

– О да. Подводная фауна, наблюдавшаяся на телепрофилях на арктическом глубоководье, довольно обильна. Из активно плавающих организмов повсеместно встречаются креветки красного цвета и рыбы синего цвета. Подвижный бентос представлен в основном офиурами и многоножками, а неподвижный – существами, напоминающими астры или пальмочки. Так что полученные нами уникальные видеоматериалы будут представлять большой интерес и для специалистов по морской биологии.


Беседовала
Ольга Лоскутова

Перейти к содержанию № 3(21) 2007

 

№ 3(21), 2007
Освоение океана и шельфа

(слева направо):
директор ВНИИ Океангеология, начальник экспедиции Валерий Каминский; ведущий научный сотрудник Виктор Глебов; заместитель директора по науке Виктор Поселов

(слева направо): директор ВНИИ Океангеология, начальник экспедиции Валерий Каминский; ведущий научный сотрудник Виктор Глебов; заместитель директора по науке Виктор Поселов


Наледные гравиометрические наблюдения

Наледные гравиометрические наблюдения